Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:18 

ну короче мы вчера ночью встретили ахуенного чела, впервые такого чела за подобные встречи

ну типо гуляли, пивка разного взяли, зачетно затусили на десятках площадок и творили всякую несусветную хуету, зачикинили лестницу на крышу, но лазить пока не стали, только до второго этажа. к концу ночи уже решили идти обратно на свой остров, но снова потерялись и пока оглядывались, куда свернуть, подвязался чувак. я подумал, он даг из-за косматой бороды, но оказался армянином, нашей крови короче. чуваку лет тридцать, пока шли до метро, разговорились (точнее я как уеба молчал, а болтала с ним бейба), ну мы то думали сначала, что он такой же чувак и даже не рассчитывали долго бухать, поэтому, когда бейба завела тему, что мы встречаемся, то я подтвердил. ваще мы много ему спизданули ради чисто угара, как всегда это делаем, чтобы не скучно было, ну или не много, и хоть этот пиздешь был бесполезный и особо ничо не значил, но в конце было неловко, потому что чел р е а л ь н о оказался хорошим человеком.
ну мы купили пивка еще, сижек, засели на площадке. он родился на родине, но здесь живет уже восемь лет, работает нелегально (не буду говорить, где, но работа зачетная), типо даже сидел пару лет за это дерьмо. оказался за свои тридцать довольно многообразным и без типичных хачевских загонов. на самом деле, стоит его пять минут послушать, как понимаешь, что у него душа чистая и добрая, даже удивляешься, что люди, блядь, еще такие есть. я долго сомневался, искал подвоха в словах, поведении или историях, но это, наверное, правда - он очень добрый. акцент есть, но уши не режет, на самом деле чувствуется, что он здесь долго живет. и сама речь у него интересная, как и жизнь, типо:
- я люблю людей. я не хочу драться, не могу понять, как можно поднять руку на кого-то. если так (намекает на активную агрессию) то да, раз, другой (ударяет по воздуху), но драться я не люблю. я женщин люблю, и уважаю, они ведь нас рождают, мужчин, как их нельзя любить? как их взять и бить?
и он рассказывал о своих близких подругах-лесбиянках, которые помогли в свое время ценой жизни и смерти, и он так говорил о них с любовью и нежностью, и что они каждый день звонят ему, беспокоятся, и о матери, и о друзьях, которые остались с ним - и ты бля сидишь и прям сердечко такое растапливается от человеческой доброты. он побывал в париже и германии, рассказывал, как изучал русский язык и всякие смешные вещи, которые происходили с ним за это время. просто болтали о жизни, о боге, о любви, о сексе.
на площадку пришли новые бухаловки, но мы друг друга не заебывали - мелкие сидели на противоположных скамейках. иногда я заглядывался на них, как они танцуют и подпевают песне из мобильника. потом начало светать, я начинаю приглядываться к одному чуваку, тк кажется знакомым, и это бля вадим! не видел его лет сто.
сначала болтали в четыре рта, потом с вадимом отошли, болтали чисто за старое. ну я слушал скорее, ему нужно было выговориться. он отходил от марок и поэтому часто заикался. компашка его гнилая, но он сильно одинок и сказал честно:
-они сейчас разойдутся по домам, и плевать, что я один останусь на улице, они только жопы лизать умеют. они даже стакан воды не вынесут. я с ними гуляю...
я ответил с согласием, поглядев на них:
- потому что никого других нет.
он горько кивнул:
- да.
и я сказал ему уверенно, посмотрев в лицо:
- нахуй их. нахуй таких.
я почти верю, по-настоящему верю, что его ждет хорошее будущее, или по-крайней мере хочу, что так было, потому что у него сердце тоже доброе и бескорыстное, и он, блядь, достоин этого. вад говорил о тупаке, который ведь тоже жил в этом дерьме, в таких же хуевых районах, как наш, но он же стал таким, каким стал, значит у нас тоже есть шанс. сказал, что когда смотрел документалку о нем, заплакал в конце и мы очень долго материли правительство (в которое любой нормальный чел плюнет), и я понял, что тогда произошло. его максималка - месяц на улице. говорил, что больше не может быть дома, там совсем невыносимо в этих скандалах. мы понимающе посмотрели в друг друга, ибо знает, что у меня такая же хуета. он сказал о том, что нашел, куда хочет пойти на работу и что хочет уйти с колледжа, сказал:
- я просто хочу когда-нибудь придти домой и чтобы отец мной гордился.
я поддержал его, помог советом и словом просто, насколько мог, распрощались мы в крепких объятьях. отойдя на метр, он вдруг остановился и крикнул:
- когда я прославлюсь, я тебе первым отдам диск!
я победно поднял кулак.

сел обратно к бейбе, они пили за трубы. поцеловал ее в плечо, внутри было хорошо. вскоре и с челом распрощались. солнце уже поднималось над лесом, и мы пиздецки хотели жрать.

22:34 

интересно, если завести собаку, это будет считаться за дружеское сопровождение? типо, я буду говорить команды"погавкай" или "отвлеки меня, погрызи мне ботинок пжлст", "порычи на людей, они ходят слишком близко", а потом мы будем сидеть на скамейке и есть мороженое или сосиски до утра
хотя больших собак не водят в метро(

20:04 

ура! Наконец выучил, очень уж хотелось, настолько это ахуительный монолог

ушел час или чуть меньше, но на удивление вполне не сложно. по-большей части потому что был один и мог громко и эмоционально читать, а это очень помогает запоминать. только к "подагра злая" пришли мои и, хоть не особо тихо, но пришлось вести себя цивильнее - короче училось потом потуже
приятно замечать,что хватка не ушла: от начала и до "голову ему разбей" училось прям налету, хватало двух прочтений. ух, чувствую свой мозг живым, каеееф
монолог Тимона Афинского

02:45 

Ха, это гребаное чувство не прошло! эй, я рассчитывал, ты исчезнешь из моей жизни через недельку-вторую. жажда убить почти невыносимая

вчера под пивчанским и легкой прохладой ночи звонили в службу поддержки или как там. исполнил мечту (ну честнее любопытство) детства, было весело. ну как бы советов дельных не получили, это нормально, но для телефона женщина вполне неплохо все поняла - потому что мы говорили расплывчато и оч криво, и многое чо замолчали. так смешно замечать, когда первые секунды фраз "на отъебись" к концу превращаются в серьезный голос под названием "здесь точно что-то не так"
но она миленькая

а я еще я прожег ахуууееенную дырку в локте. не хотелось срывать кожу, потому что уже забыл, как выглядит заживление, если оставить пленку при себе, но неудачно сорвал все огрызком ногтя мэ

и написал короче пару страниц проды к гольфстриму, и из трех вариантов текста этот больше всего нравится

20:34 

от крайности к крайности, вся жизнь без середин - подобно безумию, все на инстинктах, все изнурение

гордыня (тщеславие) - самоничтожность
алчность - пропагандирование нищеты
зависть - гордость
гнев - всепрощение
похоть - бесчувствие
чревоугодие - голодание
лень или уныние - жажда или экстаз

18:48 

вышли с бейбой в десять в, была сотка. купил лд, самое дешевое, на пиво не хватало даже с лишней мелочовкой. шлялись, много шлялись, долго сидели перед входом в метро, на бомжацкой территории, свистели, подговаривал стрелять деньги, когда спустя час никого не нашлось, кто даст в долг или у кого подзаработать. хотелось бухать, хотелось умереть.
сгоняли в местечко, но не думаю, что возьмут на работу.

начали сетовать, почему нет этих денежных шейм, когда они так нужны? и неожиданно, идя к дому (хотели стрельнуть у ее брата) встретили бухого в щи мужика, который попросил проводить (найти) его до подъезда, ибо чот потерялся. разговорчивый до пизды.
короче, просидели мы с ним перед его падиком до четырех утра, гоняя то в сбербанк, то за алкашкой, то на нашу карусель, где втроем сидели вокруг круглого стола. пару раз чуть всерьез не попали под машину, устроили дискотеку. мужик таскал бейбу на шее, я громко аплодировал. пробежал с ней несколько больших кругов, и бейба была такая веселая, это было ахуенно. показывал фотки со службы где-то в песках (не запомнил место), и где подорвалось десять солдат, и свою женщину. почти всю ночь говорили о пехычах, кто-когда-где-как. помню, возвращаясь со сбербанка, разбив по пути три бутылки ногой и погоняв в футбол, решили идти, как сучки на подиуме, держась втроем за локти. остановился хач-таксист, мы предлагали ему тройной минет, но он нихуя не понял и у него не было денег. телка мужику названивала к рассвету каждые пять секунд, но мы были рады, так как устали от его общество и к тому же получили то, что хотели: сижек и бухла.

возвращаясь, небо пронзительно встретили: без облаков, ласковый перелив светлеющей ночи - лазурь и мгла, а в центре лишь два светила - белый, ровный, как лезвие косы, полумесяц и неимоверно большая, такая же белая, звезда Нетинебудет. я не мог оторвать взгляд и смотреть под ноги. домой пришли часам к шести.

апатия, много апатии, настоящий потоп, а мы - сгнивший ковчег в его водовороте.

проснулся, нянчился с сестрой, убирался по просьбе. когда пришли мои, вроде засел за комп, но захотелось переставить в комнате все. таскал туда сюда кровать и стол, чуть не сломал последнее, в конечном итоге зачем-то выкинул огроменный ковер на балкон, хотя он крутой. еще раз убрался. впервые вычистил пылесос, сломал обогреватель и починил тут же. только сейчас вспомнил, что ничего не ел, но аппетита нет.

чувствую себя грязным

21:32 

даже не знаю, подойдет ли это хотя бы под белый, или даже ассонанс (вот здесь признаюсь честно я поленился, ведь созвучие очень крутая и приятная штучка) потому что любая рифмовка убьет стилистику, как часто убивает нужное акцентирование, и честно говоря, стоит один раз написать стих, чтобы понять, как поэты профессионально (или нет) умеют лить воду, лишь бы добиться рифмовки, потому что рифма - не муза, рифма - надсмотрщик в тюрьме.

я не знаю, зачем люди приходят сюда,
но я знаю, зачем люди уходят.

ничтожность моего существования ничто
по-сравнению с ничтожностью моего сущего,
это красная нить, что тянется во всех моих походах в метро,
во всех тихих голосах в моей голове,
которые поют трехстишься о том, как это правильно
- пройтись по рельсам,
уйти в туннель,
и узнать,
правда ли то, что мне говорят сны.

иногда я болен этим,
иногда я смиряюсь с этим.
я разучился веселиться, но я думаю, что смирение с безысходностью
- новый вариант моей радости.
я думаю, если нет шансов любить,
то подойдет меланхолия,
она заменит мне еще одну юбку,
чтобы за ней я увидел нечто большее,
чем то, что скрывают юбки.
я думаю, что безумие придет на смену экстаза,
апатия образуется в той части твоего лица,
где принято улыбаться,
- глаза или рот, все они подвержены
одному и тому же, -

я думаю, что люди чрезмерно скучны,
так же скучны, как и их смятые постели
или их космические зрачки,
которые сужаются, стоит тебе сказать, что
люди чрезмерно скучны,
ведь они видят в этих словах агрессию,
и мои руки грязны, но я думаю,
думаю, что это далеко не то, что вытекает из вен,
я думаю, это то, что вытекает из лезвия.

я знаю, что скука сродни омертвлению,
но я закрашиваю ее в черный
и она превращается в тоску,
ведь если мой лист останется белым,
я перестану говорить.

и когда мои чернила заканчиваются,
я выкачиваю новые,
стоит лишь достать новое лезвие,
но я думаю, что в моем теле недостаточно влаги,
чтобы начать то, что я закончил
и, тем более, закончить то, что я начал.

меня успокаивает лишь одно осознание,
что экзистенциальность бесконечна,
и что эта история бесконечна,
а значит,
этой истории нет.

19:48 

все дети верят в чудовищ (с)

не бойся чудовищ, а бойся того, что их порождает

17:26 

Только выйдя из магазина, женщина рассерженно вздыхает: задев тележку раскрытой сумкой, на асфальт повываливались купленные продукты.
- Здрасьте, Марья Ивановна, - раздается над ее головой.
Женщина, не поднимая головы, поджимает губы и присаживается перед продуктами на корточки. Рядом с ней, на остатках толстой, двухметровой стены, расписанной пылью и граффити, сидят два подростка.
Видимо, рассерженный ее некультурностью, один из них, лет семнадцати на вид, (женщина сразу поняла, что он является лидером) хрипло говорит, поджигая сигарету:
- Знаешь, Марья Ивановна, я кое-что понял недавно. Не буду спрашивать, хочешь ли ты услышать об этом, потому что мое Осознание касается таких сучек, как ты, тут дело не в глубости или этике, понимаете, нет?
Откашлявшись от хрипоты, он свешивается чуть ниже, разглядывая сгорбленную женщину. Рядом полулежащий мальчик, которому не дать больше пятнадцати, отбирает у него сигарету и выпускает рваные клубы дыма в безоблачное, жаркое небо.

- Вы, - харкается Восьмерка, - поколение перевертышей. Избиваете нас, прессуете каждый божий день, а потом выходите на улицу и миленько лыбетесь соседям, которые с пол часа назад так же избивали и прессовали своих отпрысков. Дешевый, театральный высер, вот что это.
- Ага, - Гад, свесив ногу вниз, вальяжно закидывает руку за голову и полностью ложится на пригретый бетон.
Женщина, не обращая внимания на подростков, продолжает собирать разбросанные продукты в сумку.
- А потом, - скалится Восьмерка, - стоит скрыться соседям за углом, поливаете их отборным дерьмом, потому что эти соседи, стоило им скрыться за углом, делают то же самое, отбитые вы лицемеры.
- Ага, - Гад стряхивает пепел, беззаботно покачивая ногой.
- А самое прикольное в том, - продолжает Восьмерка, - что когда ваш отпрыск дойдет до Великого Осознания, - в этот момент Гад хихикает, - и вздернется в левом сортире, вы будете пускать сопли и спрашивать: "как же так? как же так?"- а потом придут соседи и дадут вам пару тыщ от лица коммуналки, и стоит двери закрыться, как вы начнете...
- Эти твари погубили нашего ребеночка, твари, бессердечные твари, - кривя лицо, скрипит Гад.
Восьмерка смеется.
- И обязательно муж-обсосок скажете тебе, Марья Ивановна, что не стоило отпускать вашу девочку гулять с этими тварями! А ты, Марья Ивановна, ответишь, ударив кастрюлей об стол, что всегда знала...
- ...что яблоко от яблони недалеко падает.
Гад кидается бычком, почти попадая в женщину, которая стремительно исчезает за поворотом. Восьмерка, свесившись со стены, кричит:
- Твари порождают тварей!

00:09 

бля, нервный тик на правой брови. перевалив за сутки, уже начинает бесить.

17:42 

а еще на нашем районе сегодня утром зарезали девчонку. чап-чап-чап, мы ушли раньше

17:19 

сны - это гиперреализм

"...мы сидели на каменном выступе у входа в торговый центр, распивая вино. перед нашими глазами мелькали редкие, смазанные фигуры прохожих, тени у курилки почти сливались с серым металлом стены.
и я вдруг почувствовал город, прекрасный в своей пустоте. быстро умирающий, чья жизнь меньше моргания, который родился и который умрет, и потому вечный, - атмосфера бессмертия, словно время остановилось в этих грязных, ночных районах. свесив руки с острых колен, я вертел сигарету в руках и долго разглядывал купол черного, гниющего неба, -пропадающий в тихих голосах и далеких шумах дороги, в чувстве одиночества и нигилизма.
я подумал, что мир не принадлежит ни нам, ни себе самому. что мы бессмысленны, и что все это - бессмысленно, но пока я ощущаю его реальность, и пока я знаю, что существую и мыслю, я могу дышать.

я могу жить."

Мальбэк - Гипнозы (feat. Сюзанна)

16:01 

насыщенность

проснулся в восемь, но готовился к выходу долго. почти передумал идти за пол часа, к тому же единственная нормальная рубашка была мятой. но все-таки рубашку погладил и вышел.

перекурил у своего места между гаражами. недавно там кто-то написал на всю стену "СТРАХА НЕТ". перечитал несколько раз. метро было адское. первое понятие за долгое время нашего расставания: рельсы слишком реальные, реальнее платформы и пассажиров, даже реальнее меня, или по-крайней мере, реальны, как я, и никого больше вокруг не существует. я каким-то чарующим, умиротворенным чувством смотрел на приближение поезда и так сладко отказывался от тихих просьб в голове. словно отказываешься от конфетки, которую все равно съешь. пережил. даже не вышел! ни разу! ни разу!

вуз встретил меня каким-то мрачным, меланхоличным минором на пару нот, переливаясь по всему зданию. мне это дало раша, ибо я люблю подобное звучание. долго ссыковался идти в декан, но пути назад уже не было. там было лишь два человека и все оказалось просто прекрасно.
- к вам насчет отчисления?
- фамилия.
достает папку.
- вы отчислены.
и я такой "увау!".
- не скажете, когда?
- в июле.
мы улыбнулись друг другу, я был почему-то очень счастливый, просто безумно. поблагодарил, ушел. походил еще по местам насчет отдачи книг и этой бумажки, поворковал, но настроение было удивительно хорошее, как и работницы - немного шокированные моей улыбке, но на волне со мной набирающие оборот добродушия и чего-то молодого, беззаботного. это, кажется, зовут азарством. хотелось танцевать.
оказалось, в собачке играл оркестр. пол часа или чуть больше, пока не закончились пары, сидел и слушал между лестницей. мелодия знакомая, но не узнал. с одногруппниками не хотел видеться, поэтому, завидев их между колон, ушел.

на деле, эта новость произвела во мне поистине ужасающий фурор радости и уверенности, я еле сдерживался, чтобы не смеяться в голос или не запеть. по улице я шел почти уверенно, почти без нервов, наслаждался красивыми девушками, хотел было выпить, но не было денег. зашел в свое место в кафешке, в эту потрепанную кабинку сортира, которая так часто была для меня укрытием, и где я закрывался и дышал, пока не понимал, что готов зайти в метро.
написал напоследок на стене маленькую аллюзию. как никак, именно здесь вскрылся несовершеннолетний джек.

написал бейбе, зачикинился к ней зайти сразу же, ибо домой вообще не хотел. ей пиво пока нельзя, но я жаждал отпраздновать. пообещал вернуть деньги, хотя у нас уже в обиход вошло, что все наши деньги общие и все равно каждый раз говорить друг другу " я тебе верну". купили ей краску для волос, поискали заработок в юду, но на тот день ничего не было подходящего. встретили леху, поболтали, поугарали. я сказал, что буду его сутенером и найду ему лучшую мамочку на районе, а бейба пойдет в политики, чтобы прикрывать наш бизнес. неожиданно позвонил красный, сказал, го в кино.
- пойдем? - спросила бейба.
- я?
- да, он заплатит за нас.
- увааау.
у него деньги привалили. сбегали к бейбе, я потанцевал в одиночестве. до станции решили идти пешком, !нахуй метро!, говорили о "зимнем пути", она его посмотрела недавно, немного дискуссии, много размышлений. подметка минусов, подчеркивание плюсов. но ей тоже зашло. на около семи сеанс был забит, второй тоже, и три места рядом оказались только в пол одиннадцатого. итого нам надо было проебать все эти часы.
красный хотел пошиковать, сходить в какой-то пристижный ресторан, но мы забуянили и запротестовали, так как это третий круг ада и слишком неловко, потому что слишком богато. сходили в уютный ресторанчик, я выбрал места у аквариума. он заказал себе горы еды, мы с бейбой выбрали только алкашку. я впервые выпил шот, и он оказался отвратительным. "богема". у бейбы было что-то с мартини, у красного "голубая фея", похожий на зубную пасту. рядом сидел какой-то старикашка, который беспрестанно умилялся нами и что-то комментировал. он был крутой и на удивление никого не бесил. в остальном было безлюдно. красный заигрывал с бейбой, бейба заигрывала с официантом, я заигрывал с рыбками. пошли закупаться вином в перекресток, купили сливовое светлое, ибо такой вид не пробовали, какую-то сладкую херню. я сказал: "го у того пруда, которой в каменном овраге!", потому что я всегда думал, что там вечером атмосферно. смотря на некоторые парочки у берега и редких друзей с вином, что расселись уютными тенями по всему периметру, я не один так считал. пруд самодельный, но огромный, метров 200-300 в длину. за нами увязался мужик-пьянчуга после того, как мы отдали ему сигарету. сидел с нами на выступе, болтал с бейбой. красный и я молчали. я посматривал на тени, на далекий гул их голосов, на кувшинчики и стекло воды, на город, которой возвышался над низиной, но который был далек от нас, который исчезал в черноте вечера меланхоличными огнями вывесок и фар - и чувствовал себя непередаваемо хорошо, апатично.
красный меня окликнул, сказал, что хочет уйти, ибо ему скучно. я видел, что бейба разгорячилась с мужиком и отказал. хотел, чтобы она выговорилась, и к тому же портить такой момент плохое дело.
распрощались с ним приятно, без неловкостей и с приподнятым духом. мы с бейбой загорелись наконец пойти в тот секшоп, в который два года назад нас не пустили и на счет которого мы два года строили коварные планы по захвату. красный был смешной, такой пай-мальчик, семенящий за нашими спинами, мы пытались его разрядить, но таких не разрядить. я подумал, что продавец здесь идеальный - от него за версту веяло чем-то спокойным, равномерным, словно он продает хорошую травку. бейбе приглянулись наручники, мы с ней поиграли бровями, интонациями и удивленным красным.

позвонила тетя, я сказал, что буду поздно, на вопрос об унике отмолчался. начал себя очень сильно корить, забыв о сестре, с которой должен сидеть и с какого хуя я вообще забыл. типо, уже две недели, может чуть больше, нянчусь с ней, пока мои в разъездах. только потом вспомнил, что в это утро ее отвели в сад и я свободен, лол.

после пытался спиздить недоеденную лепешку из макдака, но в четыре руки меня оттащили. скользить по кафелю круто. во-второй раз я все-таки одержал победу и заставил их съесть по кусочку. в основном для того, чтобы поела бейба, потому что она с утра тоже нихуя не ела, а сейчас уже вечер, и потому что за счет красного она есть не будет, и все такое, и если я был голодным, то она тем более. посидели на улице, у входа в тц, перекуривая на асфальте, точно бомжары. походу красному мы уже привили привычку сидеть на чем попало. развалившись, передавали друг другу бутылку и временами давали сижки стреляющим.
в детском мире красный купил себе пистолет за пять минут до закрытия. в зал мы поднимались по черному входу. "оно" было очень неплохое, даже крутое. клоун чрезмерно сасный, что вместо испуга я чувствовал возбуждение, хаха. единогласно с бейбой согласились, что это идеальный фильм для педофилов. такие кадры смачные были временами, тут грех не подрочить

сердце, конечно, от таких приключений слегка разъебалось и временами пиздец как болело, но это скорее еще сильнее меня веселило. перекуривая у входа, меня неожиданно огрела та самая кувалда, и я почти упал. помню, что тихо выхрипнул "бля", и бейба так быстро среагировала, приблизившись. она сразу же все поняла, и еле слышно проговорила успокаивающей мантрой, не разрывая зрительного контакта "ты в реальности, ты в реальности, ты в реальности", и ее незаметно приближенные ко мне руки, не прикасающиеся, но словно держащие. красный, стоящий рядом с нами, даже не подозревал о том, что только что произошло, и ничего не увидел, а мы, когда я очухался, лишь переглянулись с ней молчаливо, с этим нашим пониманием и усталой улыбкой

на метро мы опаздывали, поэтому возвращались домой тоже пешком, допивая вторую бутылку сливового, и разошлись только к двум часам ночи. красный был какой-то тухлый, ему не нравилось, что мы гуляем так долго, а не едем, и что ему пора идти спать, а нам переть еще пол часа. ноги и вправду гудели. бейба под конец немножно поагрессовала на него, я в разборки не лез. мне она такой нравится, и красному сказал с иронией:
- прости, чувак, но ты сам ее выбрал.

мне надо научиться пить шоты и бояться клоунов.

09:51 

Как и все картины Долана, "Это просто конец света" достоин отдельного поста, даже если я ничего не скажу о нем.
очень сложно что-то говорить о прекрасном

это было потрясающе. впервые в жизни увидел нечто подобное, как та сцена в начале: долгая, самая настоящая опия, где катрина вдруг понимает, зачем луи приехал сюда. где, будучи простушкой, она единственная, кто смогла это понять. вечно улыбчивая, перестала улыбаться.

передать это в фильме способен лишь гений. крупные, великолепные планы. музыка, цвет, театральность и, честно признаться, пиздецки знакомая тема - так недалеко и до возведения в ранг лучших из лучших. он, блядь, засел у меня в голове

Keaton Henson – Mary Celeste

20:44 

все еще сильная потребность быть несуществующим. даже не мертвым - это все равно приносит боль тем, кого хочешь обезопасить - а именно исключающим все свое существование.
не открывать окна балкона, ведь воздух слишком свежий и завлекающий, а земля слишком благосклонна к твоим объятьям. ради интереса свеситься ниже пояса, чтобы узнать, когда станет страшно - и понять, что не страшно.
четкое и очень спокойное понимание - заново, приходя к истокам - что все твоя жизнь бессмысленная. что ничего не ставишь после себя и никогда не оставлял.

душиться до потери сознания ради надежды, что где-то там что-то щелкнет и оживет. со смирением, уходя из забытия, не чувствовать ничего. вновь смотреть на людей, на эти отдаленные тени на переходах - за каждым их движением, за каждым отзвуком голоса. чувствовать, как хорош мир и как он прекрасен.
не чувствовать внутри ничего.

топиться, и понимать, что смерть на самом деле приходит без боли. в любом случае, если уже не веришь в живость своей крови - к чему ощущения плоти?

никчемность маленького человека. маленькая, маленькая пылинка - совсем крохотная, - в заброшенном доме, кто ты?

16:25 

неожиданно снилась смерть. она снится мне всегда разной, то в человеческом обличии, то в никаком. но я всегда чувствую, что это она.
чаще она успокаивает меня, но иногда пугает. в этот раз испугала. снова был в том месте, которое только во сне бывает и которое я всегда воспринимаю за реальное место, хотя это выдумка, выдумка - иногда мне кажется, что вскоре смогу сделать карту того города, где я так часто оказываюсь. был рядом с метро, с другими студентами, - это знак совершеннолетия, это часть разврата и кризиса проходила красной нитью через несколько историй за ночь.
помню, что я единственный, кто сразу почуял неладное, ибо уже встречался с этим - вначале был лишь звук - голос, нечеловечески красивый и мистический, таких переливов в жизни не существует. он проносился откуда-то издалека и все приближался, и я знал, что она придет оттуда, пройдет по этой пустой дороге, на которой вдруг не оказалось ни машин, ни прохожих. я единственный, кто не встал столбом и кто сразу же ушел, потому что подумал четко, что она за мной - или за нами, - что нельзя, чтобы она нашла нас. я спрятался за каким-то выступом, с истерично бьющимся сердцем, и залез на крышу, чтобы видеть обзор. другие непоимающе это приняли, мол, ты чего испугался, но я знал, что они не смогут понять, если объясню.
вскоре она показалась, старуха в черном, маленькая, бездвижная, плывущая над асфальтом, как призрак - и этот оглушающий минор ее голоса, завлекающий, прекрасный.
думаю, она увидела меня. я так четко различил ее тело, но не успел увидеть ее лица - и вскоре она уже исчезла на другом краю дороги, а за ней утихла и песня.

мы собрались потом у дороги, и все наперебой стали обсуждать, что это было и какого черта оно такое пугающее. начали рассказывать об этой музыке, и всем было сложно воспроизвести этот звук, - они ведь впервые его слушали - и я помог, и все закивали. но потом я осознал, что за основной линией все они слышали биты и набаты, а я слышал лишь чистую, как понял потом, первичную песню. им об этом не сказал и ушел подальше, выпить, так как у пустынной дороги было все еще напряженно.

на самом деле то, что это она, я понял лишь под конец, когда очухался от тревоги и чужих голосов. она уже была и матерью, и незнакомой женщиной, и зимой, и маленьким мальчишкой, и чем-то мелькающим, незначительным для сонного взгляда. теперь почему-то старуха.
хах

06:17 

отрывок (из сетевых авторов).

- Музыка, - сказала она растерянно.
- Что?
- Я услышала песню...
- И?
- Это вы пели?
- Я пел?

Он выглядел растерянным. Эвридике внезапно стало неловко.

- Простите, я вам помешала. Но я просто услышала музыку. Я упала, понимаете, и не успела на электричку, а тут музыка, не знаю почему, я пошла, а тут вы, правда, извините, я не подумала…

- О чем вы? – перебил он ее. – Музыки уже давно нет. Уже очень давно.

- Но я же ее слышала, - возразила она. И тут ее накрыла обида. На все. На погоду, такую неудачную, на колено, помешавшее ей добежать до электрички, на него, утверждавшего, что он не пел, хотя она слышала, она же не сумасшедшая. И вообще…

- Не плачьте, - попросил он ее. – Пожалуйста.

И опять зазвучала музыка. Очень странная музыка. Но если это был не он, то кто же тогда пел?

Орфей ничего не помнил. Он давно уже не помнил ничего. Он не знал, где он, он не знал, что с ним. Единственное, что он знал, что музыки нет. Давно нет. И не будет.

04:45 

посмотрел:

"одержимость" - шикарно. как и с "лебедем", но проняло сильнее. жиза, очень чувствуется и понимается эта гребаная одержимость перед искусством. отдельная дань джазу - о, музыка прокуренных богов!

"лиля 4-ever" - ахуенно и дохуя больно, потому что реальность и то, что тебя окружает. в душу засел володя. безысходнее оттого, что таких, как володя - сотни и они все еще существуют здесь, среди нас. долго думал о в, пацанчике из наших знакомых. блядская, твою мать, копия. только озлобленней и безнадежней

"высотка" - думал, будет что-то интересное, сложное, философское. нихуя подобного.

"разрушение" (2016) - шикарно, реально, без шуток. это просто увау, потому что вот тут настоящая жиза и ты сидишь, елозишь, прыгаешь, потому что это все - да!да!да! это то самое! и ты в предвкушении следующей сцены, ибо знаешь, что следует за тем или иным чувством по собственному прошлому, и господи-боже, они так четко это показали. просто, серьезно. это стоит посмотреть.

"стражи галактики 2" - не помню, писал сюда о них или нет. ну так, неплохо. каефный момент, где гг отец открывает всю вселенную, и у него такие глаза меняются и он пораженно, с этой неповторимой интонацией выдыхает "я вижу ...вечность", это было прям самое запоминающееся и захватывающее.

еще что-то, но это что-то было такое скучное, что промоталось без памятки. а, да, еще "готэм" начал смотреть, но бросил.

04:06 

а теперь книжки.
жирным то,что очень хочу прочесть и жду подходящего момента

читать дальше

03:54 

на самом деле, если бы это был список мультиков, то все бы было зачеркнуто потому что МУЛЬТИКИ ЭТО ЛУЧШЕЕ ЧТО СОЗДАЛО ЧЕЛОВЕЧЕСТВО

сукапиздец

главная