• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
03:08 

бейба, я и красный, которого пригласили в надежде, что он будет с деньгами. три пива, бьянка с отвратным вкусом, который заедаешь соусом тар тар за пять рублей и наше вино. разговоры шепотом или на ухо, татушки из дешевой жвачки и свободного детства, неудачная покраска волос и общение, что покрашу бейбу сзади, игра в правду или действие, подсвистывания девчонкам, подмигивания парням, переглядки с мужчинами, соблазнительные улыбочки женщинам за тридцать, резкие и точные, точно пули в цель, пикап-фразы, брошенные случайным прохожим и их светящиеся глаза и смущенные улыбочки. упав с горки, вдвоем лежать на земле и целоваться, пока красный отливает, играть в крокодила и шарады, угадывая друг друга за пять секунд:одна мили секунда, угарать над красным и дурить его загадками, подколками, уловками на правду/ложь.
долго переглядываться с молодой и красивой китаянкой в черной косухе на другой стороне дороги, потому что взгляд у нее проникновенный и безумно интимный, созывающий куда-то к ней, ближе и ближе. пренебрегать светофором и машинами на трассах, перебегая в надежде быть сбитым. шаурма на троих и отрезанная скидка, которую невозможно добиться ни комплиментами, ни предложением вина, ни воздушными поцелуями.

красный, который взведенно следует за нами, закрывая глаза на наше нахальство, пренебрежение, мудачество и отбитость, будто бы апостол из двенадцати.

долгая перебранка с бейбой в магазине, громкие крики друг с другом, перемешанные с неконтролируемыми взрывами смеха, чтобы она купила еды и нормально питалась, а не этот гребаный порошок. умилительные смешки продавца и светлое, миловидное лицо продавщицы горной породы, с пониманием оглядывающая нас, запыхавшихся и пробивающих бич-пакеты с привкусом моего проигрыша, полу пустой бутылкой вина, торчащей из рюкзака и заткнутой салфеткой, синяя ухмылочка бейбы и синий след на моих губах, точно мы новобрачные. крепкие объятия, долгие поцелуи. запах метро, пустая подземка, громкий бит из колонок, пятнадцатилетний и андрогинный пацан с красным капюшоном в окружении волков на заднем сидении, что не открывает от нас острого, похотливого взгляда, красивые ягодицы, стремительно исчезающие в тени подворотней.

18:52 

дед сказал, что ба плакала, когда он сообщил о моем намерении уйти из уника. попоросил меня позвонить. мы поговорили с ним, я объяснил, почему хочу это сделать и что буду делать этот год. он меня понял, но еще раз попросил позвонить, потому что "что я буду говорить ей, когда приеду? хочешь инсульта? поговори, как взрослый человек"
я понимал, что откладывать мне нельзя. что я и так слишком долго вел себя мерзотно. что тетя уже давно все рассказала, а ба передала мне "закрой все хвосты и продолжай учиться"

я боюсь того, что у нее снова прихватит сердце, это все, почему я так долго тянул. я боюсь, что ей станет плохо. и вместе с тем я такой обмудок, потому что этого не избежать, потому что я все просрал

она меня не поняла, но это и так было яснее ясного. я сказал, что я слишком тупой и что меня в любом случае выкинут через семестр-два, поэтому не надо платить и даже думать о платеже. она спросила, "господи, ты и вправду такой тупой? настолько недоразвитый?", говорила о том, как я проебал учебу в школе и что вообще случайно поступил в этот универ. я сказал, что там дорого и что в другие мы не пошли, потому что там были бешеные деньги. и что в этот я поступил, потому что плата минимальная, а не потому, что я хотел туда. ба сказала, что проблема не в деньгах и с какого хуя я воообще о них думаю. я сказал, что все уже проебано. она сказала, что на меня уже потратили столько денег и я теперь уйду, как ни в чем не бывало? что пока я учусь, то у меня будет пенсия и будут деньги. я сказал, что пойду на подработку. она сказала, что меня никуда не возьмут, потому что я без образования и тупой

потом она сбросила. я пошел на кухню, где сидели дед с тетей. тетя продолжила разговор и стала кричать на меня, когда я объяснил, что мне надо год обдумать и понять, что вообще делать со своей жизнью. она кричала, кричала, кричала, кричала. говорила, что я всех доведу до инсульта или до гроба. что я у ба последняя надежда и так мерзотно поступаю. сказала: "ты реально так сильно хочешь, чтобы она не вышла из больницы?"
дед молчал. я был очень благодарен, что он молчал.
тетя продолжала кричать и наступать, все громче и громече и громче и громче, поэтому к горлу начала подступать истерика. я очень хотел курить и закрыться в комнате. я начал щипать себя, чтобы не спальнуться, но тетя стала кричать, почему я молчу и чтобы я ответил ей в эту же блядскую секунду.

переждал истерику на балконе. не мог выговорить даже слова из-за лягушки в глотке и очень себя ненавидел за слабость даже в гребаном разговоре. через время пришли дед с тетей, перед уездом. тетя спустя несколько попыток обняла меня и сказала, что любит. они в два голоса сказали, что можно просто поменять институт, что если кто-то обижает меня или что-то произошло, то можно просто перевестись. я незаметно бил себя по костяшке, чтобы успокоиться и говорил, что все там нормально. нервозность въебашила меня в полную силу, до карниза оставалось всего два шага два шага два шага

перед уходом дед сказал спокойным голосом, что я все таки надежда ба. я подумал, что в этом то вся и проблема. что я блядь разбиваю ее и что самое худшее, и что господи лучше бы меня никогда не существовало если я приношу так много страданий в эту гребаную жизнь
если я самый настоящий мешок с дерьмом на их шее

дед сказал, что когда мама ушла после восьмого, он был спокоен с ней. что он просто сказал работать и она согласилась. что мне нужно быть строгим с ба, потому что по-другому она не поймет.

я не могу им сказать, почему я ухожу. я не могу сказать, что я проебал блядский семестр на улицах, потому что до смерти, до истерики не мог быть в людных местах, я не могу сказать, что каждый день борюсь с желанием убить себя и что каждый день борюсь с желанием не вставать с кровати и вообще что-то делать, видеть какие-то бессмысленные и несуществующие цели и просто блядь
не могу сказать, что после бессоных ночей и голодовок невозможно учиться или думать и что, как бы я не боролся, я не могу заснуть или поесть, и не могу быть нормальным, как бы я не хотел этого не хотел этого как бы это блядь было
не могу сказать что у меня нет мотивации к жизни. что у меня гребаные блядь проблемы. что все так и будет повторяться, что меня будут выбрасывать из уника, из работы, из уника, из работы, потому что я блядь тупой кусок дерьма и ни на что не годный сопляк, небрагодарная мразь и что

пошло оно все нахуй. накидался успокоительных и жду продолжения разговора

20:52 

"Считается, что музыка, особенно звучание духовых инструментов и пение, оказывают сильное воздействие на человеческое подсознание ... устоять невозможно".
Еще одно подтверждение мистической и тревожной сказочности Неверлэнда, в котором духовой инструмент - флейта Пана, а пение - русалочья лагуна, с подозрительными нотками легенд о сиренах, что своим голосом околдовывали разум и несли смерть.

+ так же еле заметный в тени деревьев дьявольский Пак, играющий среди всеобщего праздника образ опасного и мрачного наблюдателя.

08:53 

в наших отношениях я тот, кто следит за дорогой. именно мне дают карту в руки, именно я знаю, где наш дом или как можно уйти из дома. моя задача - маршруты.
она та, кто вскоре оказывается за моей спиной после выигрыша и добивает оставшихся, показывая мне нужные карты. ее задача - тактика игры, в которой нет места для нашего проигрыша.

08:21 

вышли вечером, как всегда, рассчитывая на два часа под бутылкой пива. итого четыре бутылки и вся ночь. вновь, как бомж, в этом потрепанном плаще, растянутой шапкой и огромным шарфом, свисающим до коленей, который пережил два поколения. сначала говорили о всяком, распробовали одну идею насчет записи и прочее. обговорили технические стороны

пошли в лес, когда улицы запустели. сидели у второго пруда, тот, что большой, в открытой, сырой от тумана кафешке. все было в сизом, бледном покрове ночи, сами дышали паром и курить в такое небо поразительное наслаждение. почти ангельский трип, стоит заглядеться на белый дым, выходящий изо рта и растворяющийся в фиолетовой, бескрайней мгле редких созвездий. увидели площадку, которую прошлым летом была закрыта на достройку и на которую мы незаконно пролезли, пили и катались. площадка оказалась дохуя смертельной, мы потратили на нее часа два или три, облазив все веревки, дыбы, петли. высота такая, что можно убиться, равновесия держать почти невозможно, чуть не вывехнули себе все конечности и получили пару-тройку синяков. до панических вскриков боялись въебашиться в веревку пахом или шеей.
были счастливые, громкие. появилась компания каких-то уличных чуваков, они пошли на плот в тени деревьев качаться у берега, один из них временами причаливал к нам и молча курил. мы думали, стоит ли согласиться на это молчаливое предложение затусить, но не захотели. сочли их своими соперниками на плот, ибо теперь тоже хотели там тусоваться и пытались всеми силами выкурить чужаков. вскоре они в ответку пытались пугать нас, но спустя пол часа бессловесной войны мы выиграли. после кидали камни в пруд, ждали русалку между кувшинчиков, хотелось от голода ограбить закрытые магазины или хотя бы разбить витрину, когда добрались до конюшен - жрать мы уже хотели непосильно, как никак, светало, мы трезвеем и вокруг застаревший, но цепкий запах мяса. пролезли в закрытую усадьбу, но там было скучно, шлялись по пустой в такой час трассе.
фотографировал бейбу, заметив хорошие ракурсы и пространство и у нас начались наши ебанутые "фотосессиии", которые часто затягивались на несколько часов. вышло много зачетного материала, и вдруг она захотела сфотографировать в ответ. вышло очень интимно и проникновенно. говорит, что на моих синяках под глазами можно спать. я ужасаюсь тому, что они стали такими огромными, потому что вроде как сплю. говорю в ответочку, что ее красные бля веки ослепляют меня, настолько они яркие (знаешь, как фаны топов мажут синяки красной помадой? если, конечно, мы говорим о том, что фанаты топов - мы, а помада - это бессоница)0)). в конечном итоге долго смеялись, удовлетворенные комплиментами. слеза, растертая по щеке, чтобы словить "мыльный" зрачок, раздраженная сетчатка, бледно-синяя кожа, как у мертвецов, такие же белые, точно оштукатуренные, губы, что почти онемели, забитые глаза с черными кратерами, саднящая кожа у порезов, нервные кадры, ее пальцы в моем рту, манящий запах ментола, легкий налет похоти.
ее руками я почему-то выхожу красивым. если бы я мог, то навсегда бы запечатлел мир так - сквозь призму этого взгляда.
на подобии

синий горизонт и меланхоличная пустошь тумана, с вкраплениями сирени на небе и усадьбенской, влажной травой, полная, оглушающая тишина, ритмичная поступь наших шагов по асфальту, расходящаяся раскатами в голове. тряслись, как эпилептики, от отходняка, утреннего (-ледяного) холода, зудящей усталости, мозолей после канатов, шли до дома только на одной жажде - найти еды. стук зубов, забота в приглядывании того, полностью ли застегнута куртка и греет ли шарф, частые прикосновения, болезненный клекот вместо смеха. нашли еще одну тележку в лесу и везли ее до самого забора, но решили оставить новоиспеченное детя природы природе и не выпускать в город.

синий след помады от ее поцелуя, покрасневшая кожа ладоней, тремор, такая сильная усталость, что не чувствуешь ног и в любой момент готов свалиться, не управляя своими мышцами и костями. покой.

тихий балкон, встречающий тебя тихим рассветом.

20:11 

гуляли с бейбой, отсеяв прочь любые знакомства и любых людей
у нас было наше вино, наше пиво и наши сигареты. у нас было накатывающее отчаяние внутри, жажда по друг другу и чувство всеобъятного, неуходящего одиночества. помню, как бежали со всех ног к кассе с нашей драгоценной бутылкой, когда до рокового часа оставалась минута, но продавщица усмехнулась, сказав, что мы опоздали. как на лесенках подговорили сделать нам скидку. на улице нестерпимый холод, просто, блядь, невозможный. перекидывались одной шапкой на двоих, чтобы не отморозить голову. говорили о рифме, о кодировке в словах, о пилотах, на которые, как я не пытался не подсесть, все же подсел. о том, что успело произойти и что уже не произойдет.
мы рассчитывали в конце августа сорваться с ней поплавать, не ожидая, что за считанные секунды Москву накроют ледяные дожди и проморозки. Но жажда искупаться настолько сильная, что мы готовы пробраться в закрытый бассейн.

вскоре пошли ко мне, пока дом был пуст. резанулись. сидели на кухне, такой же холодной, зимней, мертвой, с полупустыми бутылками и запахом металла. оказывается, кровь у нас отличается не только по вкусу. бейба сказала, что ее кровь пахнет ужасно. я попросил платок и сказал, что она пахнет теплом и сладостью. когда она обоняла меня, то сказала, что я пахну холодом.
ей нравится мой запах.
неожиданно, к концу ночи заговорили об очень тяжелом, страшном и больном, впервые настолько серьезно, что мы уже не могли ни шутить, ни смеяться, ни даже усмехнуться.
мы говорили, что было бы, если бы пару тройку лет назад кто-нибудь заметил нас. кто-нибудь сказал, эй, как ты? может, помочь? что было бы, если бы
если бы кто-то откинул нас от полета в бездну

если бы кто-то спас нас.

оказывается, мы идем к этому идентично. она говорит о себе, словно читая меня, что думает о самоубийстве каждый день. что она не может понять, ради чего ей жить. что все кажется бесполезным и бессмысленным. что все это не в силах заставить поверить в то, что эти мысли - просто прихоть тоскливого состояния. с каждым разом сложнее не сделать, потому что с каждым разом все четко ты спрашиваешь себя: почему я не сделал этого? и с каждым разом страшнее признаться в том, что ты не знаешь. ты, блядь, не знаешь
я знаю, что нам больно, когда мы говорим друг другу об этом. но нам ничего больше не остается.

слушали на балконе, встречая пронизывающий рассвет, HeavyDirtySoul на полную громкость. курили ментол, словно глотка - ледяная пластинка, полная надрывного кашля

21:21 

в последнее время кожа начинает слезать с рук. не шелушится, а именно слезать огромными кусками. я долгое время думал, что это мозоли откуда-то, пока они не начали появляться на местах, где натереть вообще никак. но выглядит прикольно, такие огромные белые пятна на руке. может, кожа противится загару? ахахаха мда

22:43 

о прогулках или то, ради чего стоит уезжать

в первую проебал 6,5 км в одну сторону и чуть больше обратно. я так и не описал прогулку, поэтому постараюсь сделать сейчас.

вторая прогулка точно заняла больше 6-7 км в одну сторону, но я шел по бездорожью и полям, поэтому не смог высчитать на карте.
о прогулке

третья прогулка была короче, ибо я не успел выйти рано из-за сильного холода. пара слов

общее: мокрые насквозь от росы кроссовки, загоревшая кожа, которая больше не отдает мертвечиной, сигарета после ледяной воды, ноющие ступни, спокойствие.

14:35 

неуходящее желание резануться. я пытаюсь с этим бороться, следовать своей заповеди о памяти и моменте. просто я знаю, что это не поможет, что я резанусь и успокоюсь только, когда прорежу жировую прослойку, и может быть успокоюсь на пол дня, или даже на день, а потом это снова придет ко мне с удвоенной силой, и это желание не пройдет, даже когда я уже буду сидеть с окровавленной рукой, потому что на самом деле я не хочу повредить себе, я хочу убить себя.
я знаю, что нужно переждать, что нельзя поддаваться, что это ненастоящее желание, что это ловушка. я знаю, что это пройдет.

просто иногда мозг смеется над тобой, потому что твой разум умнее тебя, потому что он любит издеваться или дурить. я слышал, что в войне побеждает война, и, на самом деле, это страшно. потому что тогда победа уничтожается, как понятие.

03:47 

стойкое чувство того, что я приелся тип заебал, как пиздец, прям, блядь, до тошноты

знаешь, как тот гребаный сосед, который вечно говорит и говорит, и от него неловко уйти и ты стоишь на лестничной клетке, не зная, куда себя деть, пока он сотый раз рассказывает о своем выродке

а у тебя дома кофе остывает и курить хочется
и ты проклинаешь момент, в который решил выйти выбросить мусор

в любом случае, может это все внутри, что я сам себя заебал и сам себе опротивел и с удовольствием отдохнул бы от себя на пару месяцев, будь это возможно. но это я так думаю, потому что надеюсь, а на самом деле это правда, то, что я заебал даже своего лучшего друга, понимаешь?

15:20 

вчера не рассчитывал выходить, но вечером бейба написала, что го обменяемся (я случайно оставил у нее двести рубасов и спиздил жигу), к тому же у меня закончились сиги и надо бы сбегать в магаз, и к тому же она гуляла с красным, и сказала одно краткое: "скучно". короче, предысловие - красному нравится бейба и он добивается ее уже пару лет, но бейбе он не по вкусу, + мы бывшие днокашники и тот не теряет надежды, что однажды мужская солидарность победит над дружбой. надежды я ему разбиваю и защищаю бейбу от сексуальных нападок угрозами прожечь ему руку. вот так он и ввязался в нашу компашку, лол.

перед этим впервые за пару лет резанулся глубже положенного, там, откуда берут кровь из вены, и это было прям каеф. я был удивлен и кровь текла так долго, что в какой-то момент рука охладела и по чувству стала ну знаешь, как каменной. май лав
красный оказывается был без денег, у бейбы было 60 рубасов, которые по-ошибке оказались дома, но мне было лень идти в пд, не удивительно, что мы закупились вдшкой и лд, для нас это был облом мировых масштабов. ну короче красный предложил играть в карты и в последующую ночь проигрывал нам, как педик. я правила всегда путаю и играю на интуиции, но почему-то выигрываю, хз как. я даже не смотрю за ходом игры, как бейба. лучше бы так было с жизнью, будум тсс
напиться не напились особенно, красный начал говорить, что ему пора домой, мама то и се, и эта тема ебанала нас на протяжении всей ночи <и вообще всех прогулок с ним>. бейба резонно вдалбливала ему, что, чувак, тебе скоро двадцать, ты работаешь и учишься, что за хуйня с мамкой?
слушая пилотов, мы долго с ней целовались, пока не вспомнили о красном. тот сказал только, что завидует. я угарал.
но в любом случае мы вытянули его до четырех ночи, победив в споре. этот мудак впервые гулял ночью.
после пошли еще догоняться вд и шастать, бейба предложила пойти в лес, к пруду, мы и потрусили. красному врали, что идем в ближний парк и прочую хуету, пока не заманили на сам пруд. сидели в парке некоторое время, еще играли, было без двадцати два. красный начал загонять, что хочет домой спать/жрать/играть, я говорил, нахуй это дерьмо. мы валялись на траве, снимали ебнутые видео, я срывал цветы и научил бейбу высасывать пыльцу. помню, к нам подошла бухая компания и пацан лет двадцати с хуем, в труселях и ремнях на груди, окликнул нас и в свете церковных фонарей возвел руки, спросив, похож ли он на апполона. у нас произошла долгая дискуссия, бейба критически сказала, что у него слишком тонкая талия, я сказал, что он вполне сойдет на гермеса. чувак сильно обрадовался и побежал к друганам, на пути крича:
- чуваки, я не апполон, а гермес! я гермес!!!
- кто?
- кто это?
- ну вы чо, у него еще крылья на ногах! он летает!
я так смеялся оттого, насколько он был счастлив. пошли дальше. сиги у нас заканчивались, бабла не было, временами стреляли. отвлекали красного, чтобы вновь пососаться вдвоем. в какой-то момент, когда красный начал слишком настойчиво требовать поцелуй, бейба спросила: а ты целовался втроем? я ужаснулся, ибо целоваться с красным то же, как с бухим отцом и долго отнекивался. настолько, что бейба даже красного подговорила, а я продолжал ерничать. вскоре дошли до пруда, они мочили ноги в воде, я просто сидел. говорили о чем-то, были громкие, яростные, немного злые, пропагандирующие жизнь мгновением. красный вновь говорил о том, что мама будет расстроена, мы снова ругались с ним, и бейба сказала: если ты позвонишь ей и скажешь то и то, то мы поцелуемся втроем, - смотрит на меня, - так ведь?
пока он звонил в паре метров от нас, вновь целовались с ней, долго и чувственно. в конечном итоге, я научил его целоваться, это было немного отвратно, но вроде бы не армагеддон. просто мне потешили эго заметил вслух, что по стилю он похож на тэда, но тэд скорее просто яростный, бейба удивленно согласилась. помню, первый тройняк у нас и был с тэдом, бейбой и мной. и тогда же четверной, когда мы притащили мелкого леху, ему, кажется, было только-только тринадцать. но мы бухали пшеничку за 80 и нам было похуй.

пошли дальше, в переходе пускали мыльные пузыри и играли в футбол бутылкой. так разьяренно, что к нам выбежал охранник. красный ебнулся пальцем ноги, на площади я самозабвенно вновь принялся на пузыри, все пуская и пуская и пуская и пуская, временами они ловили их и лопали. бейба, завороженно остановившись, сказала: насколько же это красиво. красный, хромая, говорил, что он не такой, как мы, беззаботные. нас начинало это уже подбешивать, и потому мы принялись петь. кричали во всю глотку фан и воронов, все кричали и кричали с бейбой, до хрипа, до долгого эха между домами, пока красный шел и молчал. мы упрашивали его с нами, но он стеснялся. дороги были пустынны, мы сипели и хрипели и все равно продолжали кричать во всю глотку.
помню, сходя на шепот:
- все честно, мы друг другу не обязаны.
срывая голос:
- НО Я ЧУВСТВУЮ СЕБЯ РАЗБИТЫМ И ГРЯЗНЫМ.
и мы смеялись так громко, так бешено, так взвинчено, бейба говорила, что это лучший способ выговориться. почти предоргазменное состояние. красный начал жаловаться о том, что ушибься и нам сорвало крышу. мы начали говорить ему, что это не жизнь, чувак. в девятнадцать ты живешь, как сороколетний, под юбкой мамки и своей болезни и своих страхов, ты даже расслабиться не можешь на одну гребаную ночь, забыв обо всем. он говорил о послезавтра, что непременно будет послезавтра с нами и все будет кул, но мы наперебой вдалбливали, что никакого завтра не будет. что это завтра так и останется завтра, что если ты сейчас не можешь взять и нахуй послать все дерьмо, то никогда не сможешь. мы говорили о том, что он должен хватать момент, пока у него еще есть возможность, пока он молод и здоров, и не ворчать, подобно старику, на то, что тебе хочется спать и что у тебя болит пальчик. потому что в сорок лет пальчик пройдет, а ушедшее время хуй тебе, не вернется. и ты будешь жалеть, чувак. и господи святая дева мария это худшее, что может случиться с человеком - жалеть о минувшем
чтобы он поверил нам. что мы не просто пиздим, то говорили на своих примерах. как отбивали себе ноги, руки, лица, колени, как у нас скручивают животы, сердце, головная боль, но мы шлем нахуй это дерьмо и начинаем гулять еще ярче. потому что именно так проходит боль. именно, блядь, так. блядь, да я пока по склону сползал, подвернул себе ногу, и сказал: ты видел, чтобы я сказал хоть слово против? пошел бы домой? я продолжал тусить
бейба кивнула и сказала в ответ: у меня всю ночь болит желудок, но разве я остановилась?
мы сказали: держи момент, пока можешь это сделать. время не возвращается.

он ничего не ответил. бейба начала злиться, но я приостановил ее, сказав, что он просто обдумывает. лицо у красного и вправду было задумчивое. распрощались на углу и пошли с бейбой дальше.

у нее, кстати, в эту ночь началась днюха. я еще раз поздравил ее и мы крепко и долго обнимались.

01:42 


22:32 

на дачке прочитал:

на первую неделю:

"сцены из жизни богемы" Анри Мюрже - скучненько, в среднем книжка юморная, но интереса долго не держала. не смотря на это, есть очень хорошие мысли и много нашего, больше всего понравилась истории о муфте франсины. все герои пришлись скорее по вкусу (просто в душу не запали), нелюбовь к телочкам героев (мюзетта и прочие) особо не просек, ибо девчонки зачетные и чего вы ожидали от богемной компании?

на вторую неделю (когда появился инет ахаха) :

"на западном фронте без перемен" Э.М.Р. - ну это дерьмо как и всегда весь хребет нахуй мне переломало и выплюнуло, нахуй идите. теперь хочу спиздануть наконец книгу из ашана себе и бейбе. много мыслей вышло, много чувств и понимания. самое хуевое в последнем. почему-то, не знаю, почему, понимал героя на каком-то высшем уровне, я фактически договаривал его фразы еще до того, как прочту их, я понимал его боль и его отрешенность и каждую гребаную мысль, и это был не феномен Раскольникова (ну, знаешь, почти все читатели признавались, что чувствовали себя Родионом и я тоже в свое время) и я понимаю, что это совершенно не то понимание
что-то очень больное и тайное.

в войне наружной правят убийства.
в войне внутренней - самоубийства.

о, я нашел отрывки, которые записал на дачке об этом:

цитаты

размышления

"тимон афинский" Ш. - ахуенчик, самое то, чтобы вновь погрузиться в шекспира после долгой разлуки - легкий сюжет, но какая драматургия! жажда выучить наизусть монолог тимона пред стенами афин, как гимн нашему поколению. я бы оч хотел увидеть фильм без интерпретаций, это было бы поистине красиво - безумие в лесу, богатые залы, позолото, громадные стены афин и прочее. океан, в берегах которого запрятана могила.

"король лир" Ш. - ля, нарисовать бы лира в том венке разношерстых цветов и взглядом убитого безумца. Граф Кент пиздец как понравился, слишком шикасный перс.

"сон в летнюю ночь" Ш. - вот это реально подняло настроение. очень умильная, приятная пьеса, острая, живая и так гармонично полна эстетики. я на втором акте был полностью уверен, что пак - гребаный питер пэн (из канона), решивший пошалить на земле. + теперь смотреть на картины Фюсли намного интересней.
думаю, на такие пьесы надо ходить с твоими близкими друганами, с бутылочкой свежего вина и игристого шампанского, и непременно на передних местах бельэтажа

пытался прочитать:
"бледный огонь" набокова,
"коллекционер" Д.Р.Ф.,
"синдром петрушки" дины рубиной (руссичка советовала),
но ничего из этого не понравилось и бросил. где-то ради интереса прошелся по всему материалу, мол, вдруг просто начало слабое, но все равно не зашло. в первом просто нудно, во-втором был неприятен герой и потому также было нудно читать, в третьем не выдержал из-за просторечий и прочего дерьма, которые книгу угробили на первых же страницах.

18:12 

с одной стороны лень хоть что-то сюда писать, с другой надо запомнить еееее
на самом деле каждый раз так сложно описывать все это, потому что я знаю, что все равно не описываю все так полно, как это происходит в наших прогулках, не могу передать полностью ни атмосферу, ни мысли, ни идеи, ничего

как приехал ночью, мы потусили с бейбой тогда же, но без особого, ибо из-за нового режима я быстро захотел спать, лол. вроде, все, что помню - бейба рассказывала мне о "тайнах смолвиля" и супермене, а я о кошмарах. кста, было угарно - мы встречаемс и с ней какая-то женщина-китаянка, я такой глазами кидаю от неожиданности"кто это?", она говорит, что женщина попросила ее проводить. и тип бейба говорит, что до этого женщина такая:
- простите, не проводите меня до остановки, а то мне страшно одной здесь. - и через время, - а вам не страшно здесь ходить одной? вы так уверенно ходите.
и мы кликанули с того, что реально в какой-то момент просто шляемся ночами напролет в каких угодно местах, хоть в подворотнях, гаражах, парках и пр, и тип "пф какая осторожность, вы чо" и даже не замечаем этого
но это было мило, с той женщиной

короче

зачикинились затусить после,к тому же у нас были деньги и много тем, которые мы хотели бы обговорить. встретились в пол десятого вечера, бейба уже прикупила пивка, но я предложил погулять где-то далеко, не на привычных местах и мы решили тогда зайти еще за пивом и сигами. помню, что почти сразу ушли из знакомых мест, на другие островки и почти сразу же оказались вообще в незнакомых местах, насколько я мог понимать и вести нас. да, точно, мы почти сразу заговорили о новом осознании, которое бейба сама создала и хотела рассказать мне и обговорить его. в чем фишка (будет без предысловий):
представим, что наш мозг компьютер, одна огромная, сложная система. и со временем он начинает глючить от масштаба информации, или даже поражается вирусом. что делать? правильно: перезагружать. или устроить массовую очистку. глюки - это то, что только мешает работе, и бейба сказала, что это пан.атаки, наши кошмары, мои сп, нервозность, проявления социофобии, это моя новая тревога, которая не проходит - все поражает мозг и только мешает. то есть фактически, мы должны перезагрузиться, и очиститься, и тогда у нас будет время чистого разума, чтобы совершенствоваться, а после, когда вновь наберем глюков, вновь же перезагрузиться (или сделать такую перезагрузку, чтобы глюки вообще никогда не возвращались). но что это, перезагрузка? бейба много гуглила, но сказала, что все не то - медитации, голодовки, прочие подобные вещи, медицинские всякие отходы, но все они казались слишком ничтожными и неподходящими, и в конечном итоге самым верным способом оказалось одно - клиническая смерть.
и с этого начался наш безумный и сложный разговор. кстати, потеряв привычку к общению на даче за две недели, я так четко ощутил, что мы не только говорим о сложных вещах, но и говорим, как пулеметной очередью, так быстро и молниеносно соскакиваем, изменяем, улучшаем и разделываем идеи, теории, мысли, алгоритмы и прочее, что временами я просто не успевал или зависал, хоть и происходило это редко и я быстро себя брал в руки.
это увау, насколько мы привыкли.
разговор был и вправду сложен, потому что там было много ступеней, много ответвлений и тонкостей, и вариантов. временами мы отдыхали и переключались на другие темы.
вначале еще заговорили о науке, персадке головы и о том, что благодаря самовнушению и силе разума можно подчинить физиологию и физику тела. звучит сказачно, но разбирали мы приземленно, без мечтаний и пришли к итогу, что проблема того, что наука в этом плане стоит на месте: 1. ученые ставят на первое место физическое проявление, а не разум (психическое), 2. как бы плачевно это не было, но от шага к великому развитию нас останавливают простые, общепринятые границы и самые низменные страхи. пример: чтобы понять, вышло ли, надо поэкспериментировать на человеке. однако, они боятся. смотри: мы так быстро развиваемся в сфере технологии, потому что техника засудить не может, а человек - еще как.
еще говорили об этом, и о том, что сначала должен творить разум (отсылка к тому, что при раздвоении личности у одной личности может быть эпилепсия, а у другой - ни намека), а после физиология (как проявление днк, люди с подобными изменениями должны порождать будущее и через пару десятком поколений взойдет полностью чистое, новое поколение людей)
вообще все это началась о вопросе регенерации, - как сделать так, чтобы человек, подобно ящерице, мог отрастить часть своего тела?

после мы заговорили о кое-чем потайном, и мы два раза уже напарывались друг на друга в схожести и облегчении, что у нас не одних. первое - кошмар про дом, который снился нам обоим в точности, и что дом был одинаков, и мы оба не могли выйти из него, и что обстановка и то, где он стоял и вся атмосфера - мы чуть не кричали, когда узнали вдруг, что нам обоим это снилось. это страшно и мы до сих пор ссыкуем того кошмара
второе, но без снов - что-то о представлении, но здесь я этого не напишу, очень сложно. просто оказывается, что то странное и пугающее, что иногда появлется в мозгу и не имеет ни формы, ни мысли, и что отдается гадкой атмосферой детства и страха, и чего-то очень реального - бейба тоже его знает и ссыкует.

и мы шли по улицы, и не могли поверить в это.

зашли в лесной парк, ночью там было потрясающе - мистическая, безлюдная пустошь, таинственные сады, свет фонарей и все в нашем распоряжении. туман над прудом, далекие отблески дороги, черный покров леса. мы некоторое время стояли над полем и озером и просто молча наблюдали за этим, пораженные.
нашли спорт площадку, там была какая-то странная карусель и мы так вымотались, пока пытались взобраться на нее и кататься, и это было а х у е н н о, и мы были потные, как твари. теперь сохранили это место и жаждем туда еще раз бегануть.
продолжили разговор о перезагрузке, устроили некоторую дисскусию, многое что перечислили, пошли на еще одну площадку. пришли к выводу, пока лазили по канатам, что эти глюки являются инстинктивными, их невозможно удалить, все это кстати отходит от архаичного страха, после о том, если перезагружать, то ведь очистится все, значит положительные вещи мы должны перед этим сделать на инстинктивном, основном уровне, что после выключения они остались в система. мы много говорили об опасности клинической смерти, о психосаматике, о том, перезагрузка ли это и что именно последует за этим. потом нашли слизней и испачкались в этом дерьме, и я сказал, что ведь мы можем сделать клиническую смерть без самой смерти - возвращаясь к самовнушению. просто я тоже думал об этом давно, о том, что можно изменить мир, изменив мозг, только брал мозг и мироздание, как матрицу, и что нужно просто перепрограммировать ее. и я сказал, что мы просто можем перепрограммировать мозг на то, чтобы он поверил, что у нас произошло клин.смерть, но с телом ничего не стало бы. не будет риска настоящей смерти. это сложно, но мы знаем, что это возможно. более чем.

предложил, что мы должны не сразу вбиться в заглавную идею, а опробовать теорию на синонимичных, но более легких вариантах самовнушения. глубо говоря, подготовить мозг перед большим прыжком.

мы были все еще в долгих сомнениях о том, что это все - все эти игры с психикой - могут послужить худшему, - простому сдвигу. желая очиститься, утопимся в грязи. конечно же, говорили о том, что тогда нужна будет на фоне помощь со стороны медика или психиатра или психолога, они более прошарены в плане физическом, и смогут нас предостеречь от неверных шагов. поэтому они должны быть нашими друзьями, чтобы помочь, а не отговорить.

я сказал, что мы должны быть трискстерами в своем мозгу - к примеру, искоренить не пан.атаку, а вспахать землю, из которой создалась пан.атаки. как с морковью - дергая за хвост, ты оторвешь его, но если поддеть под морковью землю лопатой, то вытащишь целой - к тому же, мы должны знать, как глубоко произрастает морковь, чтобы не повредить ее или не оставить обрубок в земле.
спасибо дачке за такие примеры

еще говорили, много говорили и до этого и после, но это все, что я сюда могу вписать, не путаясь и с точностью (сложно быть тупым). мы просмотрели все варианты исходов того или другого выбора и явления, просмотрели время, предусмотрели, что, чтобы риск проигрыша уменьшился, мы должны позаботиться о физической составляющей - физ.подготовки, прием пищи, сон, желательно, чистый воздух, к тому же морально окрепнуть.

короче, решили пойти в другой парк через мост, пускали на площади мыльные пузыри и бейба так ахуенно делает пузыри с дымом!11 угарали, болтали о всяком, мемасы шутили, настроение было просто феерическое, и мы были так влюблены, и улицы были так уютны и прохладны, чуть не увязли в болоте, не углядев в тени подлянку, после сидели на каменном выступе над прудом, показывал бейбе фотки с дачи, пока она мочила ноги в воде, после нашел в рюкзаке жрачку, которые хотел кинуть животным и забыл, бейба сказала:
- зачем животные, если есть я?
я осуждающе угарнул, и пока пошел поссать, отдал бейбе мяско с деревни и картошки как раз, она покушала и ей понравилось, йоу. нашли среди чащи тележку магазинную, сговорщески подергали бровями, поскалили зубы и взяли ее с нами. после долгих уговоров залез в тележку и мы катались до самой противоположной дороги, бейба скзаала, что я похож на младенца.взошли на трассу и я сказал, го обгоним тот автобус, и мы бешено побежали вперед, в две руки держа перед собой тележку, по пустому тротуару, крича и задыхаясь от долгого, ебнутого бега, после отдышались, автобус нас победил. я увидел на другой стороне дороги чистящую машину(как они называются???), она еще такая неторопливая, я подергал бровями и сказал, Го???? и мы вновь побежали, хрипя от кашля и легких, и так громко и долго угарали, и опередили эту грубаную машину! на уличах уже почти никого не было, так, один-два взрослых и мы уже разгорячились. наконец, обойдя пруд, спустились на противоположную дорожку парка. там, кстати, неимоверно красиво, в черном сумраке деревьев красные и зеленые фонари, нетронутая гладь воды, пустынные и опрятные дороги, и мы, с этой гребанной, гремящей тележкой, кричащие и смеющиеся во весь голос. нашли асфальтированный спуск в озеро, и решили короче спихнуть туда тележку. тележка оказалась живучая, с какой бы силой мы ее не пихали с бугра, и, ударяясь о выступ, останавливалась. было это дохуя громко, и хз как мы надеялись, что в случае чего нас не поймают с таким грохотом. я нашел еще один спуск, и мы решили пускать тележку с нее, и в какой-то момент она так жалобно спускалась и стукалась, что в один голос согласились о нашем бесчеловечном отношении и что нам ее жалко, и она похожа на потерявшегося теленка.
короче забрали ее, пошли дальше, мы уже тогда начали питать нездоровые чувства к этой тележке, но отвечаю, она блядь была как живая! гребаный, блядь, младенец! нашли усадьбу, потрусили туда, припарковав теленка у дороги, сделали много зачетных фоток, (свет отливал в камере чистой зеленью, и перебивался красными фонарями, и колонны казались такими гладкими и величественными, бейба ходила под лестницами (там типо были свои ходы крутые) - потом нас выгнал охранник, потому что бейба сорвала цветок, а я его случайно кинул, и мы предположили, что цветы тоже являются имуществом.

пара фоток йоу

начали бегать, как припезднутые, по деревянной лестнице, чудом не кувыркаясь, после, выдохнувшись, сели на ступеньку и закурили, допивая остатки пивка. вид был неимоверно красивый, точно здесь море и это пирс, и отделаться от этого чувства мы никак не могли, вновь поговорили о том, что нам нужно заиметь камеру. на телефон такие ночные красоты совершенно не видно, и бейба оказывается тоже жаждет показать красоту районов другим. к тому же фотографии неотделимая часть истории, в них не мало процентов прошлого - того, что оно было, того, что оно прошло не напрасно. я подумал, и она тут же сказала, что люди не должны говорить об уродстве районов - если ты любишь его, он всегда найдется красивым.
и это всегда срабатывает.
обсудили версус, неожиданно оч долго говорили о нем.

вернулись за тележкой, оч долго угарали над нашим самым любимым мемасам "голубь четенько сдох", допив пиво, бейба предложила кинуть бутылку с запиской в пруд. бумаги у нас не было норм, но мы чота придумали и киданули ее. особо жалко не было, потому что пруд и так дохуя засран, его уже не спасти.
говорили о том, что непременно должны пойти купаться до конца августа в то чистое место в московской области.

вышли на городскую дорогу, шлялись, встретили помешанного, поздоровались с бюстом достоевского, шутнули про землетрясение и эпилепсию, после короче бейба вновь уговорила меня сесть в тележку. катались по городу, по незнакомым нам улицам, вообще не зная, куда лежит наш путь, и так четко высказали, что сейчас реально стоит чуть чуть подумать и чувство, словно мы бездомные. у нас есть телега, алкашка, рюкзаки и ночь с незнакомыми улицами.
это было ахуенное чувство.

помню, пока отходили поссать, и была очередь бейбы, я стоял над сломанным фонтаном и беспрестанно плювал туда, и тут подходит бейба, говоря, что менты проезжали, я пересказал, что делал все это время и она так сильно кликанула.

вновь сел в телегу, и до последнего думал, что она шутит, когда мы встали перед светофором и она сказала, что мы так и поедем через дорогу. я пытался вылезти, но она не давала, и на какую-то секунду я почти уверовал, что мы нахуй помрем. водители с любопытством смотрели на нашу перебранку, на мои истошные и полоумные мольбы и ее полоумный, истошный хохот, и в конечном итоге мы переехали так несколько светофоров. водители кидали пальцами и угарали вместе с нами.
от скуки мы издавали самые разнообразные, громкие крики: гавкали, мяукали, завывали, улюлюкали и наш любимый клич индейцев при разбеге.
пытались найти круглосутку с пивом, на первой проебались - там походу телка испугалась наших криков и даже не вылезла из стола, когда я махал паспортом. плюнули, пошли дальше, продали нам только там, где заправляют хачики - хачики продают всем и всегда, - в какой-то момент полностью потерялись, пытались найти себя на картах в гугле, бейба сказала, пока я сидел в тележке, что у нее проснулся материнский инстинкт.

после слез и она еще долго упрашивала залезть обратно, я упрашивал ее в ответ. на улице по-тихому светало, небо хранило уже самую последнюю звезду Нетинебудет. чутьем нашли выход к метро, поболтали с каким-то бухим чуваком, крутым и нашим, пока он ждал такси. бегали, после начали кидать тележку, и дошли уже до нашего первого метро, на место, где давно кидали мячик друг другу. захоетлось повторить, я ничего не нашел, кроме пустой пачки, и бейба вытащила старую помаду:
- тебе не жалко?
- в ней уже ничего нет почти.
встали в метрах двадцати друг от друга, тележка посередине, играли полчаса, отбили себе нахуй все руки и ноги, ибо с такого расстаяния помада оказалась блядским снарядом. несколько раз проходившие желали поиграть с нами, но мы были не в настроении кого-то приглашать, как в тот раз. мы были уже запыхавшиеся, усталые, у нас оставалось пива на самом донышке, вновь пошли дальше.

стали кидать тележку уже с размаху, пока главная дорога пустовала от людей, - теленок, сука, живучий, как говорит бейба, - как мы ее не сталкивали, она не почти не падала. менты внимания не обращали, потом тележка уже начала падать и мы как дауны поднимали ее с нашими рюкзаками и снова кидали по дороге, почти сшибая появляющихся людей. шуткую, мы не такие ебланы.
отвечаю, теленок живой и непременно дикий, - перед машинами он останавливался, а только газон появлялся, как он выезжал на него и останавливался там, или прятался за кустами и низкими ветками дерева, это было так умильно. я так и сказала, эй, мы взяли его из леса, и бейба тип, он такой нелепый и милый, и мы так сильно угарали с того, насколько он и вправду был нелепый.

взобрались по горке, уже рядом с нашим домом, и, печально переглянувшись, в две руки отпустили теленка вниз. у нас это было выходом во взрослую жизнь. я не знаю, в какой момент мы стали сопереживать этой ебаной железяке, но зрелище было печальное.

у самого дома, часов в шесть утра??? встретили собаку, и она походу была домашняя, но потеряшка. не сдержались и стали ее обласкивать, она такая ахуенная и ласковая, мы очень сетовали, что не можем взять ее домой, - и реал все углядели, кабель реально здоровый и чистый, даже обхоженный (глаза чистые, шерсть опрятная, след от ошейника) и походу гулял всю ночь один, - в конечном итоге так его зачесали, что он свалился и заснул. пятки у нас гудели от ходьбы, руки от игр, хотелось спать и жрать, и смеяться.

персик

14:16 

когда мы ехали обратно в Москву, то, проехав черту города и выехав на трассу, где вокруг были лишь низкие, голые поля и редкие, вечерние, машины перед нами стало садиться солнце - огромный, четкий диск, цвета возгорающе ржи или ночного костра, оно спадало так томно и медленно к ровному горизонту, красуясь на середине нашего обзора, - такое необъятное, поразительное, где на фоне его пустое, безоблачное небо, точно водой розовая его акварель расстилалась нимбом вокруг и поражала редкие сосны,
и вскоре мы оказались в лабиринте соснового бора, стены их мрачного, сочно-зеленого пристанища, и за ним вновь - бескрайние поля, бескрайнее небо и огромный диск заката.

13:49 

оч больно, когда видишь, какой бардак происходит у переводчиков Шекспира. Сонеты от Маршака вышли на дурость простецкими и не цепляющими, я даже разочаровался и чуть ли не бросил на трети, пока не сообразил посмотреть другие переводы и понять, что дурость была не Уильяма - и что увидел! берешь один сонет, а каждый перевод - и сонет уже совершенно другой. Конечно же, особая проблема заключается в рифме - убийственная тварь, которая стегает и заковывает,не позволяя мысли лететь, а переводчику переводить досконально - там уж или такт или душа. В конечном итоге самый лучший перевод для меня оказался безрифмованным, но истинным, без выдумок или переделок под слог, - и тогда я наконец осознал мощь и силу и красоту шекспировского слога, и почувствовал всю хрупкую невинность его любви, как и ее завораживающую, задерживающую дыхание, трагичность.
Читал, что лучшие переводы были у Елены Калявиной, но как видно, перевела она, к сожалению, мало и искать ее будет сложно.
И о Лозинском неплохо отзываются, стоит глянуть, что именно он переводил и повезет ли.

Отдельный вопрос о Пастернаке - серьезно, это блядский беспредел! В любом случае, его переводы никогда не стоит читать первоначально - там от источника ни капли правды, все в мыслях и идеях самого переводчика. Шекспира я почти в нем не чувствую, так стоит ли вообще читать? правильно говорится, что поэту законом должно быть запрещено - переводить чужие произведения. Лучше уж как с Набоковым - сам написал, сам перевел - такая мякотка. Хотя и он паршивец - так перевести "пьяный корабль", что ты творишь! как я негодовал, как рвал и метал, да где там Рембо?! Гниющие раны коверкаю, ибо Рембо перевести почти невозможно, однако

однако однако однако с какого-то черта впал мне в душу перевод Витковского. Да, не так точно, и не так глбуоко, как должно, но за некоторые строфы его пальцы зацеловать бы и расстелить дорогу из гиацинтов - вот он, лик Артюра, прямо перед глазами! Тут видно, что переводчик поэта чувствовал и отдался ему, и за 23 строфу жизнь отдать не боязно, как и с чистой душой начертить на своей эпитафии.

все это приходит лишь к одному - лучшее, что ты можешь сделать - выучить язык оригинала и не ворчать. перевод штука страшная и очень печальная.

23:50 

вспомнил крутые детали в нашем общении, которые вроде как не замечаешь, но они такие живые и наверное такое надо вписывать в текст, чтобы сделать его реальным

все идет от вопроса, к примеру
- ты хочешь разойтись по домам?
или
- не устал гулять?
и тут два мотива вопроса: первый - неуверенность в себе или просто забота, больше намек на то, что еще хочешь тусить, но не знаешь, хочет ли тусить твой бро. второй - намек на то, что она хочет домой и мы аккуратно это разрулим и попрощаемся.
и чтобы разведать обстановку, нужно непременно сказать
не "мне все равно"
не "хочу/не хочу"
и не "как сама пожелаешь"
а только ответный вопрос:
- а ты?
и тогда все разруливается. при первом конец разведки такой:
- нет: D
- я тож: D
и вы тусите дальше.
при втором:
- немного.
- о, ну го тогда
и все, йоу.

вроде и мелочь, и даже незначительная, но то, с какой аккуратностью и тактичностью мы воспроизводим эти диалоги, делая эти паузы, вглядываясь в глаза, следя за мимикой и тоном, и прочее - это реально круто.

14:52 

бля вообще хотелось отоспаться немного, но только лег, как через полчаса позвонила тетя и попоросила найти ее купальники
и я такой бля, нашел, снова лег
через пять минут, когда уже заснул
- и очки еще солнцезащитные.
- /немой крик, полный боли и беспомощности/
_____
Оч занятная вещичка, что когда чешешь шрамы, которые только зажили, то будто гитарные струны перебираешь на коже
Весело!

14:40 

хотел написать потом, но походу уезжаю скоро и не будет уже времени. на дачке типо с большой вероятностью или не будет инета, или только на необходимое

в честь того, что уезжаю и не приеду ни в др, ни вообще в пн, решили выпить с бейбой пивка на прощание. как и всегда, мы молчаливым единогласием предпологали выйти на час (и разойтись к полночи), и молчаливым же единогласием зачикинились на всю ночь.
и это было то, наше прошлое лето молодости, полное бесконечных районов, бухла и отбитости

сначала поговорили спокойно, на одной зачетной лавочке на дет площадке, которая ночью становится неимоверно атмосферной, о быте, об изменениях, потом о сериале, который бейба посмотрела и мы обсудили его (скам), и о кф, много о кф, неожиданно - о тоске, и бейбе она очень понравилась и она все так правильно и нужно поняла, и прочувствовала, и это было потрясающе. говорили вообще о тоске (чувстве), о разуме, о том, что мы первичный эксперимент, и об опыте человека и об опыте человечества, и все в этом духе, и об отчаянии, и насколько это на деле мощное, поистине мощное чувство, которое кидает тебя то ли к полному совершенствованию, то ли к полной деградации и уничтожению.
после пошли шастать и я начал фотографировать ее, и у нас началось те наши старые традиции фоткать все на ходу, и я буквально опять заразился этим безумно, особенно на ночном районе, где нет никого и все настолько великолепное и родное.
самая первая

поделился идеей спиздануть камеру, бейбе идея очень понравилась. пока переходили неторопливо пустую дорогу, неожиданно предложил сфоткать бейбу на середине (чуть не попали под машину пару раз), и вышло очень зачетно и безбашенно,

с трепетом помню, как она подходила к белой разметке и говорила, с чем-то нашим оглядывая безлюдные и прохладные улицы, насколько любит этот район ночью. и я вновь резко почувствовал, что это наш дом.

пошлялись, присели в другой части, дальше от острова, где-то у лестницы у самого падика (знаешь, эти современные чистые падики кремового оттенка с железными периллами), с третьей бутылкой пива на двоих. и мы догнали вдруг неожиданно до нового осознания, и оно было страшнее и мощнее, и важнее, и более глубинно, чем те другие осознания, что мы буквально упали в осадок и были поглощены мурашками и мистическим страхом переломленного мироздания.
все началось с того, что вспомнили, как год назад с бейбой говорили об ее идее прошлого, на подобии (хоть и скомкано процитировано, но в жизни у нее это звучало прекрасно): "я люблю тебя, как тебя в прошлом, не в настоящем, и после твоей потери мне будет все равно, ибо у меня останешься ты в прошлом/мне будет хватать тебя прошлого", и мы заговорили вообще о специфике прошлого и о том, что мы всегда желаем вернуться туда и почему оно кажется всегда таким правильным/лучшим, чем настоящее или будущее, и что это по-истине ужасающая эпидемия человеческая, которая мешает нам жить.
мы разбирали вопрос, и неожиданно догнали, почему же так прошлое кажется лучше - потому что оно безопасно, феномен того, что это было и это проверено, в то время, как настоящее и будущее - явления непредсказуемые и, подсознательно, панические в своей непредсказуемости.и прошлое - лишь общая всечеловеческая зона комфорта. а мы все знаем, что есть зона комфорта и как она порой останавливает жизнь и даже уничтожает понятие жизни (-не существования)
и вдруг мы подумали - но прошлое-настоящее-будущее (буду называть пнб) это ведь есть понятие времени, но разве времени не существует? не значит ли, что и понятия пнб также не существует?
что это лишь одна из тех границ, которые создали люди, и которые есть только иллюзия

и что в масштабе вселенной не существует вообще ничего, кроме единого понятие и понятие это - вселенная

и мы вдруг решили понять, каков мир, где не существует пнб, где просто.этого.нет. мы пытались выстроить все на линии, но ничего не выходило, ибо линия сама собой предполагал возращение туда или обратно, и, господи боже, вдруг бейба говорит - а что если круг, и мы просто
можно ли описать это?
когда в один миг весь пазл мира - в один гребаный миг, меньше микросекунды - встает воедино.
поэтому нет пнб - это цикличность. это одно понятие, ибо мы всегда будем возвращаться к прошлому, ибо прошлое - есть настоящее и есть будущее, настоящее - есть прошлое и будущее, будущее есть настоящее и прошлое
и прочее, прочее, прочее
и фактически это понимание стирает само явление пнб
на самом деле в ту ночь и в ту минуту мы осознали еще что-то глубинное, на другом уровне сознания, почти не оговоренное словами, но в этом то и проблема, что словами такое не описать

и мы сидели в три часа ночи на этой уличной лестнице, нервно куря сигареты и осматривая пространство вокруг нас, потому что теперь мы стали ощущать мироздание по-иному.
мы стали ощущать, что мы - не часть вселенной.
а мы сама, блядь, вселенная

мистические ужас перед ощущением безграничного космоса здесь, на этой гребаной улице и вместе с тем,через пять минут, туша бычок об асфальт - что это чувство - самое правильное и привычное чувство, которое способен испытывать человек

и самое прекрасное в этом то, что мы ощущали друг друга как единый организм - буквально читая каждый кровеносный поток, каждое возрождение мысли, каждый милимметр ее ощущений и чувств - и мы смотрели друг другу в глаза с этой нервной улыбкой и пытались дышать

и после, с новым понятием мира, мы сказали - но если нет понятий, то нет ничего. и что есть одиночество?
и мы говорили об одиночестве всецелом, истинном, о том, что порождает бытие и что рожается первичнее нас и даже первичней тоски
и бейба сказала: помнишь, ты спрашивал меня о том, как я понимаю пустоту? кажется, это она
и я, помолчав, сказал: бога нет, есть единородный создатель, и имя ему - пустота

и мы начали ухохатываться, как безумные, точно ставя точку на нашем прозрении.

и немного шутнул, что мы походу евреи, ибо у них в вере основа всего - та самая пустота. потом начали угарать с тараканов в мини-трико, сгоняли поссать и решили проебашиться по району. иногда срывал цветы и отдавал ей те, которые казались красивыми. гуляли не на привычной земле, ближе к тем самым сталинским постройкам. к этому моменту уже светлело, мы кстати! поговорили о "13 причин почему", ибо бейба их посмотрела и круто разобрали сериал, открыл для себя что-то новое (опять же вопрос о том, что рассуждения с кем-то всегда продуктивней, чем одиночное), оказывается, не один проникся историей джастина и бейба прям так и сказала, что он наш. догнались еще одним пивом

на площадке, когда было уже светло, резанулись, ибо спонтанно купил лезвия, когда пробивали бухло. чуть не попали к ментам, но успели,угарая, "спрятаться". потом потреялись с какого-то хуя, нашли заброшку, там был оч крутой кадр (вот несколько из них)
и ради него я не мог не перелезть. ну мы ж блядь отбитые нахуй.
ну короче пошлялись, там было очень красиво, и все усыпано этой рябиной, и эти гребаные облезлые вазы, пофоткал бейбу чуток,и тут короче мы напоролись походу на охранника и это было угарно. я такой (без предупреждения)
- бежим.
- что?
на рефлексе начинаем бежать. я останавливаюсь. она:
- что?!
- бежим!!!
(на самом деле я проверял, где мужик)
вновь срываемся и как ебаные старперы начинаем лихорадочно перелезать забор, и, господи, отдышка, и вся эта неотосанность - мы буквально ухохатывались до боли с того, как это ущербно. но легкий прилив адреналина был очень кстати. и, блядь, мы были такие бомжи
это было потрясно и по-настоящему живо. и вместе с тем это дерьмо высосало из нас все соки, поэтому потерялись полностью. еле дошли до дома, часам к семи-восьми утра, угарающие больше от недосыпа, похмелья и этой триповой и отрешенной заебанности


перекурили на углу перед прощанием

22:59 

блядь, я все еще надеюсь на камеру
фанатично и безумно

подумываю о том, может, спиздануть где-нить у пустырей. я хочу запечетлить, мне просто блядь необходимо запечетлить ее глаза, наши улицы, газон, харчу, разбитые бутылки, смех, сиплый шепот, ее зубы,
мне так блядь нужно нужно нужно

сукапиздец

главная